Диалог - что это и как написать

  Как написать книгу
30 Октября
21 минута на чтение

Диалог - что это и как написать

Диалог – такой способ организации устной или письменной речи, при котором происходит обмен репликами между персонажами. Проще говорят, диалог – это разговор двух или более лиц.

Обязательно читайте про диалоги, если вы раздумываете над тем, как написать книгу.


Структура диалога


Строго говоря, диалог – это разговор двух персонажей, потому что само слово «Διάλογος» переводится с греческого как два, двое («δύο») и слово, смысл, речь («λογος»), то есть беседа двух действующих лиц. Разговор трех и более персонажей называется полилогом, где поли- – это «много»: то есть беседа многих людей. Но слово «полилог» используется довольно редко. Часто вместо него ошибочно или с целью намеренно упростить речь употребляют привычное «диалог».

Высказывание каждого говорящего в диалоге называется репликой. В письменной речи каждая реплика начинается с заглавной буквы, пишется с новой строки и вводится с помощью тире, то есть оформляется по следующим правилам:

– Что такое диалог?
– Диалог – это разговор двух или более лиц.
– Как называется каждое высказывание в диалоге?
– Реплика.

Реплики персонажей вводятся в текст диалога с помощью глаголов:
  • Сказал
  • Спросил
  • Ответил
  • Заметил
  • Поинтересовался
  • Воскликнул
  • Возразил
  • Изумился 
  • Вскричал
  • Осведомился
  • Прибавил
  • Подтвердил
  • Добавил
  • Повторил
  • Продолжил
  • Говорит

Разговор персонажей может не разделяться авторской речью, то есть представлять собой один сплошной диалог, состоящий из реплик героев. И наоборот – несколько высказываний, которыми обменялись персонажи, могут быть прерваны авторской речью, в которой дается авторский комментарий, далее может опять продолжаться разговор.


Рассказ, состоящий только из одного диалога.


В таком диалоге нет повествований, комментариев по ходу действия. Авторская речь здесь просто направляет диалог: «сказал», «продолжал» и т.д. Описания героев, интерьера, ситуации общения – лаконичные эпитеты и короткие фразы. Только реплики персонажей направляют сюжет рассказа и двигают его от завязки к развязке.

О’Генри «Не стоит рисковать»

— Посмотрим, — сказал жизнерадостный импресарио, наклоняясь над географическим атласом. — Вот город, куда мы можем завернуть на обратном пути. Антананариво, столица Мадагаскара, имеет сто тысяч жителей.
— Это звучит обещающе, — сказал Марк Твен, запуская руки в густые кудри. — Прочтите, что там есть еще по этому вопросу.
— Жители Мадагаскара, — продолжал читать жизнерадостный импресарио, — отнюдь не дикари, и лишь немногие из племен могут быть названы варварскими. Среди мадагаскарцев много ораторов, и язык их полон фигурами, метафорами и притчами. Есть много данных, чтобы судить о высоте умственного развития населения Мадагаскара.
— Звучит очень хорошо, — сказал юморист. — Читайте дальше.
— Мадагаскар, — продолжал импресарио, — родина огромной птицы — эпиорнис — кладущей яйца величиной в 15 с половиной на 9 с половиной дюймов, весом от десяти до двенадцати фунтов. Эти яйца...
— Не стоит читать дальше, — сказал Марк Твен. — Мы не поедем на Мадагаскар.


Диалог, прерываемый авторской речью


Такой диалог более информативен, ведь он предоставляет больше возможностей для составления картины происходящего, поскольку здесь помимо реплик героев присутствует авторская речь, поясняющая, комментирующая действие.

А.и Б. Стругацкие «Пикник на обочине»

«— Ай да ты! — говорит он, а сам улыбается. Ну что же, надо идти. Давай прямо завтра утром. В девять я закажу пропуска и «галошу», а в десять благословясь выйдем. Давай?
— Давай, — говорю. — А кто третий?
— А зачем нам третий?
— Э, нет, — говорю. — Это тебе не пикник с девочками. А если что-нибудь с тобой случится? Зона, — говорю. — Порядок должен быть.
     Он слегка усмехнулся, пожал плечами:
— Как хочешь! Тебе виднее.
     Как бы не виднее! Конечно, это он свеликодушничал, для меня старался: третий лишний, сбегаем вдвоём, и всё будет шито-крыто, никто про тебя не догадается. Да только я знаю, институтские вдвоём в Зону не ходят. У них такой порядок: двое дело делают, а третий смотрит и, когда его потом спросят, — расскажет.
— Лично я бы взял Остина, — говорит Кирилл. — Но ты его, наверно, не захочешь. Или ничего?


— Нет, — говорю. — Только не Остина. Остина ты в другой раз возьмёшь».



В примере из Стругацких герои спорят друг с другом. Диалог, в котором два собеседника конфликтуют — становится для любого текста, пожалуй, одним из самых сакраментальных эпизодов произведения. Собственно, весь текст зачастую строится на череде завязывающихся и развязывающихся конфликтов, развивать их получается в том числе и благодаря диалогам. Читайте об этом подробнее в нашем тексте «Спор в диалоге: как отразить противоречия в разговоре персонажей»


Функции диалога



Информационная: донести важные для текста сведения

Пожалуй, основная функция диалога – информационная. Передать важную для сюжета информацию можно, поместив ее в разговор персонажей. То есть речь героев здесь выступает своеобразным аналогом авторского повествования, структурно подменяя его и внося в текст разнообразие. Не секрет, что живой разговор воспринимается читателем легче, чем длинное повествование. Более того, значимые для сюжета сведения в диалоге можно обыграть так, как это не получится сделать в нейтральном описании или повествовании.

М.А.Булгаков «Мастер и Маргарита»

– Если я не ослышался, вы изволили говорить, что Иисуса не было на свете? – спросил иностранец, обращая к Берлиозу свой левый зеленый глаз.
– Нет, вы не ослышались, – учтиво ответил Берлиоз, – именно это я и говорил.
– Ах, как интересно! – воскликнул иностранец.
«А какого черта ему надо?» – подумал Бездомный и нахмурился.
– А вы соглашались с вашим собеседником? – осведомился неизвестный, повернувшись вправо к Бездомному.
– На все сто! – подтвердил тот, любя выражаться вычурно и фигурально.
– Изумительно! – воскликнул непрошеный собеседник и, почему-то воровски оглянувшись и приглушив свой низкий голос, сказал: – Простите мою навязчивость, но я так понял, что вы, помимо всего прочего, еще и не верите в бога? – он сделал испуганные глаза и прибавил: – Клянусь, я никому не скажу.
– Да, мы не верим в бога, – чуть улыбнувшись испугу интуриста, ответил Берлиоз. – Но об этом можно говорить совершенно свободно.
Иностранец откинулся на спинку скамейки и спросил, даже привизгнув от любопытства:
– Вы – атеисты?!
– Да, мы – атеисты, – улыбаясь, ответил Берлиоз, а Бездомный подумал, рассердившись: «Вот прицепился, заграничный гусь!»
– Ох, какая прелесть! – вскричал удивительный иностранец и завертел головой, глядя то на одного, то на другого литератора.


– В нашей стране атеизм никого не удивляет, – дипломатически вежливо сказал Берлиоз, – большинство нашего населения сознательно и давно перестало верить сказкам о Боге.
 



Композиционная функция диалога

Диалог в этом случае призван разнообразить авторское повествование живой речью, создать у читателя эффект присутствия, дать характеристику героям или текущим событиям. Такой диалог может передавать атмосферу создаваемого автором мира, времени, момента. Подчас реплики персонажей в таком разговоре помогают проникнуть в мотивы поведения героев, раскрыть их тайные замыслы или просто понять, кто перед нами и в какой обстановке.

М.А.Булгаков «Мастер и Маргарита»

Да, следует отметить первую странность этого страшного майского вечера. Не только у будочки, но и во всей аллее, параллельной Малой Бронной улице, не оказалось ни одного человека. В тот час, когда уж, кажется, и сил не было дышать, когда солнце, раскалив Москву, в сухом тумане валилось куда-то за Садовое кольцо, – никто не пришел под липы, никто не сел на скамейку, пуста была аллея.
– Дайте нарзану, – попросил Берлиоз.
– Нарзану нету, – ответила женщина в будочке и почему-то обиделась.
– Пиво есть? – сиплым голосом осведомился Бездомный.
– Пиво привезут к вечеру, – ответила женщина.
– А что есть? – спросил Берлиоз.
– Абрикосовая, только теплая, – сказала женщина.
– Ну, давайте, давайте, давайте!..
Абрикосовая дала обильную желтую пену, и в воздухе запахло парикмахерской. Напившись, литераторы немедленно начали икать, расплатились и уселись на скамейке лицом к пруду и спиной к Бронной.



Идеологическая функция диалога

Писатель вкладывает идею произведения в уста героев, чтобы избежать морализаторства: высказанная автором, мысль может показаться слишком нравоучительной, в то время как будучи высказанной героями, идея звучит более естественно и органично.

В качестве примера приведем знаменитый диалог из «Мастера и Маргариты», в котором, как считают литературоведы, Булгаков разговаривает со Сталиным, вкладывая в его уста отрадную для себя мысль о независимости художника (в широком смысле слова) от сильных мира сего, которые должны мастерство признавать и художника пригреть: знаменитое булгаковское «сами предложат и сами все дадут».

М.А.Булгаков «Мастер и Маргарита»

– Сядьте-ка, – вдруг повелительно сказал Воланд. Маргарита изменилась в лице и села. – Может быть, что-нибудь хотите сказать на прощанье?
– Нет, ничего, мессир, – с гордостью ответила Маргарита, – кроме того, что если я еще нужна вам, то я готова охотно исполнить все, что вам будет угодно. Я ничуть не устала и очень веселилась на балу. Так что, если бы он и продолжался еще, я охотно предоставила бы мое колено для того, чтобы к нему прикладывались тысячи висельников и убийц, – Маргарита глядела на Воланда, как сквозь пелену, глаза ее наполнялись слезами.
– Верно! Вы совершенно правы! – гулко и страшно прокричал Воланд, – так и надо!
– Так и надо! – как эхо, повторила свита Воланда.
– Мы вас испытывали, – продолжал Воланд, – никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут! Садитесь, гордая женщина! – Воланд сорвал тяжелый халат с Маргариты, и опять она оказалась сидящей рядом с ним на постели. – Итак, Марго, – продолжал Воланд, смягчая свой голос, – чего вы хотите за то, что сегодня вы были у меня хозяйкой? Чего желаете за то, что провели этот бал нагой? Во что цените ваше колено? Каковы убытки от моих гостей, которых вы сейчас наименовали висельниками? Говорите! И теперь уж говорите без стеснения: ибо предложил я.



Комическая функция диалога

Диалоги идеально подходят для создания комического эффекта: шутка, переданная с помощью живой речи персонажей, звучит естественнее и подчас оказывается просто смешнее, чем та же шутка, изложенная автором. У авторской речи иногда попросту не бывает тех резервов, которыми обладает речь персонажей: использование междометий, просторечий, жаргонизмов, обыгрывание ситуации непонимания (один герой не понимает или неверно истолковывает слова другого)

Сергей Довлатов «Филиал»

Премьера состоялась на Бродвее. Я был в командировке, пойти не смог. Потом спросил у одного знакомого:
— Ты был? Ну как?
— Да ничего.
— Народу было много?
— Сначала не очень. Пришел я — стало значительно больше.



Каким должен быть диалог


Диалоги персонажей должны быть естественны. Эрнест Хемингуэй утверждал: «Необходимо, чтобы, когда персонажи говорят, звучала именно их речь, а не голос автора». Для того, чтобы этого добиться, реплики героев должны

  • соответствовать возрасту персонажей,
  • их социальному положению, 
  • образованию,
  • быть композиционно оправданы, уместны,
  • соответствовать внутренней логике сюжета.
И, пожалуй, самое важное: диалоги в художественном тексте должны быть попросту для чего-то нужны, ведь нет ничего утомительнее, чем пустые разговоры, которые не дают никакой новой информации, не раскрывают образ героев, не добавляют ничего к их характеристике, не двигают сюжет, не вносят свежих или остроумных мыслей, не меняют настроение. А такое сплошь и рядом встречается в произведениях, где автору нужно было довести текст до определенного объема, потому что ему платили за строки или количество слов.

Правда, чаще в таких случаях знаменитые авторы злоупотребляли затянутыми описаниями, но пустословие в диалогах тоже, к сожалению, встречается. Читаешь такой диалог, и думаешь: «И к чему это всё?» В 19 веке, когда литература была одним из немногих развлечений, писатель мог себе позволить злоупотребить читательским вниманием, ведь читателю фактически некуда было деваться. Пятую часть «Жизни Дэвида Копперфилда» Чарльза Диккенса читали вне зависимости от того, сколько было слов в описаниях и диалогах, ведь роман выходил частями, и пятая – была последней, в которой содержалась развязка, поэтому пустословие и рыхлость повествовательной структуры легко прощались автору, потому что главным было узнать, чем завершилась история Дэвида и как развязались другие сюжетные линии.

Современные, и особенно начинающие, писатели не могут позволить себе роскоши злоупотребления читательским временем, потому что читатель, уставший от длиннот и пустословия легко может переключится на другое произведение. Поэтому диалоги, как и другие композиционные элементы текста должны быть подчинены логике развития сюжета, это значит, что они должны двигать произведение вперед, а не заставлять его буксовать и топтаться на месте.


Вам могут быть интересны похожие материалы




Вопросы и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.



    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы