[ Диалог ]: задание "Он и я"



Диалог – обмен высказываниями (репликами) между двумя людьми. Это древнейший литературный прием, восходящий к древнегреческим диспутам. Художественный текст сегодня немыслим без разговоров персонажей, обмена мыслями, идеями, мнениями.
Собственно, разговор двух персонажей зачастую становится сюжетным спусковым крючком: один герой сообщает герою новость, заставляющего второго героя действовать определенным образом. «Я пригласил вас, господа, с тем чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет ревизор» — это насовсем корректный пример, поскольку он взят не из пьесы «Ревизор» Н.В.Гоголя, то есть из драматического произведения, построенного на обмене репликами персонажей, на их диалоге. Однако это знаменитое высказывание удачно иллюстрирует идею о том, что в диалоге может содержаться завязка как всего произведения, так и микро-завязки отдельных эпизодов. Герой сообщает что-то важное или говорит о чем-то, что заставляет второго участника диалога говорить и действовать так, как нужно автору.

Требования, которые предъявляются к диалогам, очень просты. Речь персонажей должна быть естественной, соответствовать их возрасту, социальному положению, образованию и т.д.

Сейчас мы предлагаем просто потренироваться в выстраивании разговора между двумя героями, один из которых говорит от первого лица, то есть от имени рассказчика: «Я». Второй участник диалога условно назван местоимением «Он», но может быть любого пола.
Раскрытие темы беседы здесь не так важно, как техника исполнения диалога. Мы уверены, что у вас все получится. Вперед!



[ Шаг первый ]: Изучаем теорию

Прочитайте теоритический материал. После прочтения переходите к следующему шагу.



[ Шаг второй ]: Примеры в мировой литературе - учимся у известных писателей

Прочитайте текст приведенный нашей редакцией для примера.

Сергей Довлатов «Филиал»

Барри Тарасевич продолжал:
— Не пишите, что Москва исступленно бряцает оружием. Что кремлевские геронтократы держат склеротический палец…
Я перебил его:
— На спусковом крючке войны?
— Откуда вы знаете?
— Я десять лет писал это в советских газетах.
— О кремлевских геронтократах?
— Нет, о ястребах из Пентагона.

О’Генри «Не стоит рисковать»

- Посмотрим, - сказал жизнерадостный импресарио, наклоняясь надгеографическим атласом. - Вот город, куда мы можем завернуть на обратномпути. Антананариво, столица Мадагаскара, имеет сто тысяч жителей.
- Это звучит обещающе, - сказал Марк Твен, запуская руки в густые/кудри. - Прочтите, что там есть еще по этому вопросу.
- Жители Мадагаскара, - продолжал читать жизнерадостный импресарио, - отнюдь не дикари, и лишь немногие из племен могут быть названы варварскими. Среди мадагаскарцев много ораторов, и язык их полон фигурами, метафорами и притчами. Есть много данных, чтобы судить о высоте умственного развития населения Мадагаскара.
- Звучит очень хорошо, - сказал юморист. - Читайте дальше.
- Мадагаскар, - продолжал импресарио, - родина огромной птицы - эпиорнис -кладущей яйца величиной в 15 с половиной на 9 с половиной дюймов, весом от десяти до двенадцати фунтов. Эти яйца...
- Не стоит читать дальше, - сказал Марк Твен. - Мы не поедем на Мадагаскар.

Фёдор Достоевский «Игрок»

Сначала начали, разумеется, о делах. Полина просто рассердилась, когда я передал ей всего только семьсот гульденов. Она была уверена, что я ей привезу из Парижа, под залог ее бриллиантов, по крайней мере две тысячи гульденов или даже более.
— Мне во что бы ни стало нужны деньги, — сказала она, — и их надо добыть; иначе я просто погибла.
Я стал расспрашивать о том, что сделалось в мое отсутствие.
— Больше ничего, что получены из Петербурга два известия: сначала, что бабушке очень плохо, а через два дня, что, кажется, она уже умерла. Это известие от Тимофея Петровича, — прибавила Полина, — а он человек точный. Ждем последнего, окончательного известия.
— Итак, здесь все в ожидании? — спросил я.
— Конечно: все и всё; целые полгода на одно это только и надеялись.
— И вы надеетесь? — спросил я.
— Ведь я ей вовсе не родня, я только генералова падчерица. Но я знаю наверно, что она обо мне вспомнит в завещании.
— Мне кажется, вам очень много достанется, — сказал я утвердительно.
— Да, она меня любила; но почему вам это кажется?
— Скажите, — отвечал я вопросом, — наш маркиз, кажется, тоже посвящен во все семейные тайны?
— А вы сами к чему об этом интересуетесь? — спросила Полина, поглядев на меня сурово и сухо.
— Еще бы; если не ошибаюсь, генерал успел уже занять у него денег.
— Вы очень верно угадываете.
— Ну, так дал ли бы он денег, если бы не знал про бабуленьку? Заметили ли вы, за столом: он раза три, что-то говоря о бабушке, назвал ее бабуленькой: «la baboulinka». Какие короткие и какие дружественные отношения!
— Да, вы правы. Как только он узнает, что и мне что-нибудь по завещанию досталось, то тотчас же ко мне и посватается. Это, что ли, вам хотелось узнать?
— Еще только посватается? Я думал, что он давно сватается.
— Вы отлично хорошо знаете, что нет! — с сердцем сказала Полина. — Где вы встретили этого англичанина? — прибавила она после минутного молчания.
— Я так и знал, что вы о нем сейчас спросите. Я рассказал ей о прежних моих встречах с мистером Астлеем по дороге.
— Он застенчив и влюбчив и уж, конечно, влюблен в вас?
— Да, он влюблен в меня, — отвечала Полина.
— И уж, конечно, он в десять раз богаче француза. Что, у француза действительно есть что-нибудь? Не подвержено это сомнению?
— Не подвержено. У него есть какой-то château. Мне еще вчера генерал говорил об этом решительно. Ну что, довольно с вас?
— Я бы, на вашем месте, непременно вышла замуж за англичанина.
— Почему? — спросила Полина.
— Француз красивее, но он подлее; а англичанин, сверх того, что честен, еще в десять раз богаче, — отрезал я.
— Да; но зато француз — маркиз и умнее, — ответила она наиспокойнейшим образом.
— Да верно ли? — продолжал я по-прежнему.
— Совершенно так.
Полине ужасно не нравились мои вопросы, и я видел, что ей хотелось разозлить меня тоном и дикостию своего ответа; я об этом ей тотчас же сказал.
— Что ж, меня действительно развлекает, как вы беситесь. Уж за одно то, что я позволяю вам делать такие вопросы и догадки, следует вам расплатиться.
— Я действительно считаю себя вправе делать вам всякие вопросы, — отвечал я спокойно, — именно потому, что готов как угодно за них расплатиться, и свою жизнь считаю теперь ни во что.
Полина захохотала:
— Вы мне в последний раз, на Шлангенберге, сказали, что готовы по первому моему слову броситься вниз головою, а там, кажется, до тысячи футов. Я когда-нибудь произнесу это слово единственно затем, чтоб посмотреть, как вы будете расплачиваться, и уж будьте уверены, что выдержу характер. Вы мне ненавистны, — именно тем, что я так много вам позволила, и еще ненавистнее тем, что так мне нужны. Но покамест вы мне нужны — мне надо вас беречь.
Она стала вставать. Она говорила с раздражением. В последнее время она всегда кончала со мною разговор со злобою и раздражением, с настоящею злобою.
— Позвольте вас спросить, что такое mademoiselle Blanche? — спросил я, не желая отпустить ее без объяснения.
— Вы сами знаете, что такое mademoiselle Blanche. Больше ничего с тех пор не прибавилось. Mademoiselle Blanche, наверно, будет генеральшей, — разумеется, если слух о кончине бабушки подтвердится, потому что и mademoiselle Blanche, и ее матушка, и троюродный cousin маркиз — все очень хорошо знают, что мы разорились.
— А генерал влюблен окончательно?
— Теперь не в этом дело. Слушайте и запомните: возьмите эти семьсот флоринов и ступайте играть, выиграйте мне на рулетке сколько можете больше; мне деньги во что бы ни стало теперь нужны.


[ Шаг третий ]: Анализируем тексты других авторов

Прочитайте приведенные ниже тексты. Оцените, насколько они соответствуют заданию. Напишите под каждым текстом, что вам нравится в нём, а что вы написали бы по-другому и почему.

Задание:

Написать диалог, в котором участвуют два персонажа. Один из них литературный герой автора (то есть речь ведется от первого лица единственного числа «Я»). Второй участник разговора – его приятель (речь ведется от третьего лица единственного числа «Он» или «Она»). Речь ведется о боевой юности и ушедшем времени, о котором собеседники вспоминают весьма любовно. Возраст персонажей может быть любым – и двадцать пять, и восемьдесят – и тем, и другим есть, что вспомнить с тоской.


Текст для анализа:

С протяжным скрипом дверных петель открылась малоприятная обстановка помещения. В правом дальнем углу стоял облезлый совдеповский холодильник, на котором пылился небольшой плоский телевизор, там же обвитая густой паутиной телевизионная приставка и стоявшая рядом пустая пятилитровая бутылка. На полу валялось ещё несколько пустых бутылок, пакетики от Доширака и шоколадок. Брезгливо скривившись, Палыч перевёл взгляд на середину комнаты, где за широким столом — заваленным объедками и рванными обёртками — доедая Сникерс, сидел какой-то мужчина в спортивном костюме. В осунувшемся незнакомце он не сразу узнал своего давнего приятеля. — Кирилл?! — не скрывая удивления, произнёс Палыч, — Ты что здесь делаешь? Некогда пышущий здоровьем и завидной мускулатурой мужчина поднял покрасневшие глаза на своего гостя. — Привет, Палыч, — угрюмо произнёс блондин. Волосы на его голове порядком отросли, засеребрилась и солидная щетина на угловатом лице, — Долго же, это самое… я тебя ждал. — Что? — нахмурившись переспросил брюнет, поправил чёлку и переступив через мусор на полу, повторил свой вопрос на тон выше, — Ты что здесь делаешь? Что у тебя за вид? Что здесь за вонь? Что вообще происходит? Кирилл молча откусил шоколадку и отвернулся в сторону телевизора. Палыч сопя от нетерпения, окинул взглядом остальное убранство хозяина комнаты и брезгливо скривился. За спиной блондина — приоткрытая дверь, из-за которой до середины комнаты тянулась затоптанная полоса туалетной бумаги. Слева от двери на полу лежал двуспальный надувной матрац со скомканным у изголовья шерстяным одеялом, а на стуле рядом — стопка стареньких отсыревших книг. — Я ещё раз спрашиваю!.. — вскрикнул Палыч, подошёл к столу и с размаху треснул по руке Кириллу. Недоеденный батончик глухо покатился по полу, — Что произошло? Блондин равнодушно взглянул на приятеля и еле слышно прохрипел: — Он всё знает. Палыч громко выдохнул и, обратив внимание на участок стены, где между холодильником и дверью за разбитой кладкой кирпича виднелся лист железа, сказал более сдержаннее: — Кто… он? И зачем ты слал мне все эти сообщения? Нельзя было позво… — Жора! Он, это… он всё знает! — Жора? — ошеломлённо произнёс брюнет, — Ты сказал Жора?.. Ты, идиот! Кирилл ничего не ответил и не отвёл тяжёлого взгляда от Палыча. В его вздымающейся от возбуждения груди стремительно вскипало чуждое, скрываемое им раннее чувство. — Какого хрена ты молчишь? — хлопнув по столешнице кулаком, вскрикнул Палыч, — Ты что должен был сделать? В ответ блондин вскочил с места — покрасневшее лицо его исказила неудержимая злоба — и рыча во всю глотку швырнул в обидчика стол. Отпрыгнув в сторону, Палыч неуклюже отбился от просвистевших у самого лица ножек стола. А Кирилл видя, что тот отвлёкся, налетел на него и, схватив за горло, прижал что есть силы к стене. — Ты-ы-ы! — взревел блондин прямо в лицо Палычу, — Ты хоть… э-э-э… знаешь каково было мне? Изнеженная ты, э-э-э, жопа! — Кирилл в приступе гнева не видел, как брюнет, пытаясь освободиться от стальной хватки одной рукой, другой — полез к себе за пояс, — Я здесь, это!.. Торчу почти месяц уже! Всё из-за тебя!.. Из-за твоего… э-э-э поганного языка!.. И это!.. Блондин умолк, почувствовав, как живота коснулось что-то твёрдое и холодное. — Отошёл от меня, Кабан! — рявкнул Палыч и, оттолкнув от себя Кирилла, выставил на вытянутой руке пистолет, — Отошёл, ну! Кирилл будто не слышал угроз. — Ты ведь знаешь меня! — сказал брюнет и выстрелил в телевизор, — Я же не фига не Петросян! Видя искрящийся продырявленный экран, блондин сжал кулаки и сделал шаг назад.

Вам понравился текст?
Понравился

Оцените, насколько текст соответствует заданию. Напишите, что вам нравится в нём, а что вы написали бы по-другому и почему. Постарайтесь уложиться в один комментарий:


    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Задание:

    Написать диалог, в котором участвуют два персонажа. Один из них литературный герой автора (то есть речь ведется от первого лица единственного числа «Я»). Второй участник разговора – его приятель (речь ведется от третьего лица единственного числа «Он» или «Она»). Речь ведется о боевой юности и ушедшем времени, о котором собеседники вспоминают весьма любовно. Возраст персонажей может быть любым – и двадцать пять, и восемьдесят – и тем, и другим есть, что вспомнить с тоской.


    Текст для анализа:

    Сквозь размеренный стук колёс " тата-татам тата-татам" приглушённым фоном звучала беседа сидящих на нижней полке мужчин. Я дремала на верхней полке, и мозг лениво выхватывал из их разговора обрывки фраз, не вникая в их суть. Но вдруг я отчётливо услышала, как один из мужчин сказал: - А ещё у нас в лагере был случай, когда мы на спор с одной девчонкой хлестали себя крапивой. Кто первый остановится. Вся дрёма с меня в миг слетела. У меня в пионерском лагере тоже был такой случай. Свесившись с полки, спросила у рассказчика: - Извините, что вмешиваюсь в ваш разговор. Вы в каком лагере были? Он улыбнулся и добродушно произнёс: - Девушка, спускайтесь, присоединяйтесь к нам. Мы тут наше беззаботное пионерское детство вспомнили. А лагерь назывался "Звонкие голоса". - Вы знаете, у меня тоже такая же история с крапивой была. И лагерь назывался "Звонкие голоса", - сказала я, спускаясь с полки, и уже внизу спросила у него: - Вы в каком году там были? Я в 78 году, вроде в первую смену. - Я тоже в 78 году. А Вас случайно не Марина зовут? - с любопытством спросил он у маня. - Марина, - сказала я со смехом. - Вот это встреча! А я Михаил! Окутав меня каким-то далёким, затуманенным взглядом, мужчина дрогнувшим голосом произнёс: - Вы меня не узнаёте? - Неужели Вы тот самый Мишка, по которому вздыхали все девчонки нашего отряда, - тоже потеплевшим и мечтательным голосом ответила я. - Марина... А знаете ли Вы, что я тогда специально предложил на спор хлестать себя крапивой, чтобы привлечь твоё внимание. Ты мне очень нравилась, но почему-то никогда не смотрела на меня. Я с удивлением посмотрела на него. - Не может быть! Ты мне тоже очень нравился, но я не решалась поднять на тебя глаза, боялась, что сразу покраснею, и ты будешь смеяться. А тут вдруг этот вызов с крапивой. Ну, я и решилась. Думаю, тогда он точно смеяться надо мной не будет. - Я был ошарашен, когда на этот поединок вышла ты. Проиграть мне никак нельзя было, решил, искусаю губы в кровь, но не сдамся. В это время поезд резко дёрнулся и остановился. В купе заглянула проводница и сказала: - Начинается санитарная зона! Сдаём белье! Через полчаса прибываем. Мужчины начали торопливо сгребать в охапку простыни и полотенца, собирать свои вещи. Когда все сборы были закончены, а поезд уже подходил к перрону. Компаньон Михаила с извиняющимся видом вклинился в наш разговор: - Ребята, простите, но мне очень интересно, кто же победил в вашем поединке. Мы, рассмеявшись, почти хором ответили: - Нам удалось ударить себя по рукам всего лишь по разу. Появилась вожатая и всех разогнала.

    Вам понравился текст?
    Понравился

    Оцените, насколько текст соответствует заданию. Напишите, что вам нравится в нём, а что вы написали бы по-другому и почему. Постарайтесь уложиться в один комментарий:


      Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

      Задание:

      Написать диалог, в котором участвуют два персонажа. Один из них литературный герой автора (то есть речь ведется от первого лица единственного числа «Я»). Второй участник разговора – его приятель (речь ведется от третьего лица единственного числа «Он» или «Она»). Речь ведется о боевой юности и ушедшем времени, о котором собеседники вспоминают весьма любовно. Возраст персонажей может быть любым – и двадцать пять, и восемьдесят – и тем, и другим есть, что вспомнить с тоской.


      Текст для анализа:

      Наблюдатель с блокнотом в руках подошел ко мне. Тут, по его взгляду, я поняла, или кто-то умер, или он ничего не записал. - Автор… я… я не должен был этого допустить… - давай на чистовик, допустить что? - я не обращался к вам за помощью, когда это нужно было… - и к чему это привело? - Райз… погиб… ваш любимчик… - что ж… это… прискорбно… – говорила я, сдерживая слезы – как это произошло? - он… пожертвовал собой ради дочери… я понимаю… я не должен вас просить об этом… но может вы сможете вернуть его к жизни? Это же ваш мир… вы его создали… - но ты же понимаешь, к чему это может привести? - да… если мы его вернем, то тогда я точно не смогу быть в том мире как персонаж… но если этого не сделать… будет хуже… - ты готов пожертвовать своим вторым шансом на жизнь? - да Автор... - называй меня Цефея… ты молодец… спасибо… - хорошо… Он развернулся к порталу но мой оклик отвлек его. - Эй! Мунласт! Ты будешь персонажем… передай Райзу этот чертеж и флэшку… тебя соберут обратно.

      Вам понравился текст?
      Понравился

      Оцените, насколько текст соответствует заданию. Напишите, что вам нравится в нём, а что вы написали бы по-другому и почему. Постарайтесь уложиться в один комментарий:


        Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.


        [ Шаг четвертый ]: Приступаем к практике

        Пришёл ваш черёд выполнять практическое задание. Вспомните теоритические материалы, ещё раз перечитайте пример (автор: Сергей Довлатов «Филиал»), посмотрите на ваши комментарии в блоке "Анализ текстов" и приступайте. Удачи и вдохновения!

        Выполните задание

        Написать диалог, в котором участвуют два персонажа. Один из них литературный герой автора (то есть речь ведется от первого лица единственного числа «Я»). Второй участник разговора – его приятель (речь ведется от третьего лица единственного числа «Он» или «Она»). Речь ведется о боевой юности и ушедшем времени, о котором собеседники вспоминают весьма любовно. Возраст персонажей может быть любым – и двадцать пять, и восемьдесят – и тем, и другим есть, что вспомнить с тоской.

        Максимальный объем: 5000 знаков с пробелами.

        Войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь, чтобы выполнить задание.



        Еще задания в школе писателя



        Внешность

        Он и я
        Создать описание внешности героя - портрет. Либо характеристику персонажа, описание его характера, особенностей его внутренней жизни. Приветствуется использование такого литературного приема как психологизм. Перейти к заданию

        Диалог-конфликт

        Он и я
        Написать диалог, участники которого конфликтуют друг с другом. Это может быть ссора, возникшая спонтанно (например, перепалка в общественном транспорте), это может быть давнее идеологическое противостояние героев или обычный горячий спор о том, что первично – курица или яйцо. Тема и повод для противостояния - любые. Перейти к заданию

        Для атмосферы

        Он и я
        Задача автора - изобразить состояние природы. Пейзаж может быть статичным или наоборот - отражать жизнь природы в динамике, например, смену времен года. Пейзаж может быть реалистичным или наоборот - отражать реалии выдуманного мира. Перейти к заданию


        Задания выполненные другими авторами:




        Добавить прозу
        Добавить стихи
        Запись в блог
        Добавить конкурс
        Добавить встречу
        Добавить курсы