[ Диалог ]: задание "Он и я"



Диалог – обмен высказываниями (репликами) между двумя людьми. Это древнейший литературный прием, восходящий к древнегреческим диспутам. Художественный текст сегодня немыслим без разговоров персонажей, обмена мыслями, идеями, мнениями.
Собственно, разговор двух персонажей зачастую становится сюжетным спусковым крючком: один герой сообщает герою новость, заставляющего второго героя действовать определенным образом. «Я пригласил вас, господа, с тем чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет ревизор» — это насовсем корректный пример, поскольку он взят не из пьесы «Ревизор» Н.В.Гоголя, то есть из драматического произведения, построенного на обмене репликами персонажей, на их диалоге. Однако это знаменитое высказывание удачно иллюстрирует идею о том, что в диалоге может содержаться завязка как всего произведения, так и микро-завязки отдельных эпизодов. Герой сообщает что-то важное или говорит о чем-то, что заставляет второго участника диалога говорить и действовать так, как нужно автору.

Требования, которые предъявляются к диалогам, очень просты. Речь персонажей должна быть естественной, соответствовать их возрасту, социальному положению, образованию и т.д.

Сейчас мы предлагаем просто потренироваться в выстраивании разговора между двумя героями, один из которых говорит от первого лица, то есть от имени рассказчика: «Я». Второй участник диалога условно назван местоимением «Он», но может быть любого пола.
Раскрытие темы беседы здесь не так важно, как техника исполнения диалога. Мы уверены, что у вас все получится. Вперед!




[ Шаг первый ]: Примеры в мировой литературе - учимся у известных писателей

Прочитайте текст приведенный нашей редакцией для примера.

Сергей Довлатов «Филиал»

Барри Тарасевич продолжал:
— Не пишите, что Москва исступленно бряцает оружием. Что кремлевские геронтократы держат склеротический палец…
Я перебил его:
— На спусковом крючке войны?
— Откуда вы знаете?
— Я десять лет писал это в советских газетах.
— О кремлевских геронтократах?
— Нет, о ястребах из Пентагона.

О’Генри «Не стоит рисковать»

- Посмотрим, - сказал жизнерадостный импресарио, наклоняясь надгеографическим атласом. - Вот город, куда мы можем завернуть на обратномпути. Антананариво, столица Мадагаскара, имеет сто тысяч жителей.
- Это звучит обещающе, - сказал Марк Твен, запуская руки в густые/кудри. - Прочтите, что там есть еще по этому вопросу.
- Жители Мадагаскара, - продолжал читать жизнерадостный импресарио, - отнюдь не дикари, и лишь немногие из племен могут быть названы варварскими. Среди мадагаскарцев много ораторов, и язык их полон фигурами, метафорами и притчами. Есть много данных, чтобы судить о высоте умственного развития населения Мадагаскара.
- Звучит очень хорошо, - сказал юморист. - Читайте дальше.
- Мадагаскар, - продолжал импресарио, - родина огромной птицы - эпиорнис -кладущей яйца величиной в 15 с половиной на 9 с половиной дюймов, весом от десяти до двенадцати фунтов. Эти яйца...
- Не стоит читать дальше, - сказал Марк Твен. - Мы не поедем на Мадагаскар.

Фёдор Достоевский «Игрок»

Сначала начали, разумеется, о делах. Полина просто рассердилась, когда я передал ей всего только семьсот гульденов. Она была уверена, что я ей привезу из Парижа, под залог ее бриллиантов, по крайней мере две тысячи гульденов или даже более.
— Мне во что бы ни стало нужны деньги, — сказала она, — и их надо добыть; иначе я просто погибла.
Я стал расспрашивать о том, что сделалось в мое отсутствие.
— Больше ничего, что получены из Петербурга два известия: сначала, что бабушке очень плохо, а через два дня, что, кажется, она уже умерла. Это известие от Тимофея Петровича, — прибавила Полина, — а он человек точный. Ждем последнего, окончательного известия.
— Итак, здесь все в ожидании? — спросил я.
— Конечно: все и всё; целые полгода на одно это только и надеялись.
— И вы надеетесь? — спросил я.
— Ведь я ей вовсе не родня, я только генералова падчерица. Но я знаю наверно, что она обо мне вспомнит в завещании.
— Мне кажется, вам очень много достанется, — сказал я утвердительно.
— Да, она меня любила; но почему вам это кажется?
— Скажите, — отвечал я вопросом, — наш маркиз, кажется, тоже посвящен во все семейные тайны?
— А вы сами к чему об этом интересуетесь? — спросила Полина, поглядев на меня сурово и сухо.
— Еще бы; если не ошибаюсь, генерал успел уже занять у него денег.
— Вы очень верно угадываете.
— Ну, так дал ли бы он денег, если бы не знал про бабуленьку? Заметили ли вы, за столом: он раза три, что-то говоря о бабушке, назвал ее бабуленькой: «la baboulinka». Какие короткие и какие дружественные отношения!
— Да, вы правы. Как только он узнает, что и мне что-нибудь по завещанию досталось, то тотчас же ко мне и посватается. Это, что ли, вам хотелось узнать?
— Еще только посватается? Я думал, что он давно сватается.
— Вы отлично хорошо знаете, что нет! — с сердцем сказала Полина. — Где вы встретили этого англичанина? — прибавила она после минутного молчания.
— Я так и знал, что вы о нем сейчас спросите. Я рассказал ей о прежних моих встречах с мистером Астлеем по дороге.
— Он застенчив и влюбчив и уж, конечно, влюблен в вас?
— Да, он влюблен в меня, — отвечала Полина.
— И уж, конечно, он в десять раз богаче француза. Что, у француза действительно есть что-нибудь? Не подвержено это сомнению?
— Не подвержено. У него есть какой-то château. Мне еще вчера генерал говорил об этом решительно. Ну что, довольно с вас?
— Я бы, на вашем месте, непременно вышла замуж за англичанина.
— Почему? — спросила Полина.
— Француз красивее, но он подлее; а англичанин, сверх того, что честен, еще в десять раз богаче, — отрезал я.
— Да; но зато француз — маркиз и умнее, — ответила она наиспокойнейшим образом.
— Да верно ли? — продолжал я по-прежнему.
— Совершенно так.
Полине ужасно не нравились мои вопросы, и я видел, что ей хотелось разозлить меня тоном и дикостию своего ответа; я об этом ей тотчас же сказал.
— Что ж, меня действительно развлекает, как вы беситесь. Уж за одно то, что я позволяю вам делать такие вопросы и догадки, следует вам расплатиться.
— Я действительно считаю себя вправе делать вам всякие вопросы, — отвечал я спокойно, — именно потому, что готов как угодно за них расплатиться, и свою жизнь считаю теперь ни во что.
Полина захохотала:
— Вы мне в последний раз, на Шлангенберге, сказали, что готовы по первому моему слову броситься вниз головою, а там, кажется, до тысячи футов. Я когда-нибудь произнесу это слово единственно затем, чтоб посмотреть, как вы будете расплачиваться, и уж будьте уверены, что выдержу характер. Вы мне ненавистны, — именно тем, что я так много вам позволила, и еще ненавистнее тем, что так мне нужны. Но покамест вы мне нужны — мне надо вас беречь.
Она стала вставать. Она говорила с раздражением. В последнее время она всегда кончала со мною разговор со злобою и раздражением, с настоящею злобою.
— Позвольте вас спросить, что такое mademoiselle Blanche? — спросил я, не желая отпустить ее без объяснения.
— Вы сами знаете, что такое mademoiselle Blanche. Больше ничего с тех пор не прибавилось. Mademoiselle Blanche, наверно, будет генеральшей, — разумеется, если слух о кончине бабушки подтвердится, потому что и mademoiselle Blanche, и ее матушка, и троюродный cousin маркиз — все очень хорошо знают, что мы разорились.
— А генерал влюблен окончательно?
— Теперь не в этом дело. Слушайте и запомните: возьмите эти семьсот флоринов и ступайте играть, выиграйте мне на рулетке сколько можете больше; мне деньги во что бы ни стало теперь нужны.


[ Шаг второй ]: Анализируем тексты других авторов

Прочитайте приведенные ниже тексты. Оцените, насколько они соответствуют заданию. Напишите под каждым текстом, что вам нравится в нём, а что вы написали бы по-другому и почему.

Задание:

Написать диалог, в котором участвуют два персонажа. Один из них литературный герой автора (то есть речь ведется от первого лица единственного числа «Я»). Второй участник разговора – его приятель (речь ведется от третьего лица единственного числа «Он» или «Она»). Речь ведется о боевой юности и ушедшем времени, о котором собеседники вспоминают весьма любовно. Возраст персонажей может быть любым – и двадцать пять, и восемьдесят – и тем, и другим есть, что вспомнить с тоской.


Текст для анализа:

Перед отправлением корабля в притягательную звёздную бездну космического пространства у нас имелось некоторое время, для того чтобы улыбнуться воспоминаниям кипучей энергии прошлых, безвозвратно ушедших лет. Я принимала итоги глобального реформирования в системе быстрого реагирования уполномоченных лиц положительным образом, но подруга явно ностальгировала по вспышкам зажигательных эмоций, поэтому и выглядела грустной. -Когда-нибудь они должны были усовершенствовать механизм точечного воздействия на отрицательные элементы нарушителей общественного порядка. Эльза, не стоит тосковать о былом. Всё пошло во благо.. -Да, я это отлично понимаю. Но, Рута, словно бы дряхлею от сего! Кому нужны мои способности сегодня? Когда исчезли шансы, и Стиратель щелчком пальцев уничтожит очаг любого негативного импульса! Даже нас! Ежели посмеем вставить слово против. Кое-где она, возможно, и права. Теперь уж кое-как. -Полнясь раздражением, дорогая, к настоящему органу исполнительной власти, не забывай о наших товарищах, отдавших расцветающие жизни на борьбу с космическим пиратством. -Никогда. Рута, просто я не могу взять и удалить из памяти те, щекотавшие нервы приятным возбуждением, моменты поступления на электронный мозг базы сигналы о преступных деяниях отщепенческих лиц в островках океанов Галактики. Помнишь, как дрожали руки в кожаных перчатках с воодушевления скрутить нахалов, усмирить их пыл! Послужив примером подрастающим поколениям. -Ты вскакивала среди ночи одной из первых по приказу командира. Всегда идеальный внешний, вооружённый новейшими разработками, довольный очередным силовым приключением вид. Образцовая исполнительность. И благодарности в глазах пострадавших от козней флибустьеров.. Мы пресекали акты грабежа покоя граждан, доверяющих преимущественно светло мыслящим верхам. -Ловили пауков, плетущих антигуманные заговоры. -Сажали их в клетки. Уходили от мстительных пуль. Шли навстречу солнечной свободе, луны анархистов кроя тучей своего узкоспециализированного прицельно-бескомпромиссного обаяния. Вырвать стебли зла с корнем.. Я знаю твои сны, Эльза, иногда они с моими совпадают. Стиратель не интересуется командой, его результаты не подлежат обсуждению, он сама невинность. У которого на службе в качестве сопровождающих до лабораторных кузниц обращённых им в прах преступников мы и находимся. Команда на взлёт, подруга.

Вам понравился текст?
Понравился

Оцените, насколько текст соответствует заданию. Напишите, что вам нравится в нём, а что вы написали бы по-другому и почему. Постарайтесь уложиться в один комментарий:


    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Задание:

    Написать диалог, в котором участвуют два персонажа. Один из них литературный герой автора (то есть речь ведется от первого лица единственного числа «Я»). Второй участник разговора – его приятель (речь ведется от третьего лица единственного числа «Он» или «Она»). Речь ведется о боевой юности и ушедшем времени, о котором собеседники вспоминают весьма любовно. Возраст персонажей может быть любым – и двадцать пять, и восемьдесят – и тем, и другим есть, что вспомнить с тоской.


    Текст для анализа:

    -Увидев тебя, Андрюша, я вспомнил, насколько сам постарел...,- неосмотрительно начал я с озвучивания моих настоящих мыслей. Мог же я забыть, какой, однако, чувствительный был мой старый приятель по фронту. -На комплимент не похоже,- с некоторой раздражённостью в голосе сказал Андрей. Понятно, он ещё и добавил с годами старческой ворчливости(хорошо что об этом я промолчал). -А как часто вместе мы пускали слезу по родной планете,- его голос задрожал, словно он собирался пустить слезу и сейчас, -105 лет назад мы и не подозревали, что ее уничтожит не война, а психологический кризис. -Да, наверное, именно неизведанность будущего заставляет нас жертвовать молодостью и здоровьем ради благополучия близких. Помнишь Ульяну, маленькую, нежную, с чешуей аквамаринового цвета? Она ещё с дочкой моей любила играть... Как отважно она следила за вражескими подлодками и быстро передавала сведения на континент! Как все стремились защитить ее, последнюю представительницу жаброидов, а в итоге защитила всех она...- я понял, что увлёкся воспоминаниями, услышав всхлипы Андрея. Но останавливаться я не собирался: так долго все эти мысли лежали у меня где-то в галактической глубине души, и, вырвавшись теперь наружу, походили на царапину на линзе телескопа, и я не мог о них не говорить.

    Вам понравился текст?
    Понравился

    Оцените, насколько текст соответствует заданию. Напишите, что вам нравится в нём, а что вы написали бы по-другому и почему. Постарайтесь уложиться в один комментарий:


      Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

      Задание:

      Написать диалог, в котором участвуют два персонажа. Один из них литературный герой автора (то есть речь ведется от первого лица единственного числа «Я»). Второй участник разговора – его приятель (речь ведется от третьего лица единственного числа «Он» или «Она»). Речь ведется о боевой юности и ушедшем времени, о котором собеседники вспоминают весьма любовно. Возраст персонажей может быть любым – и двадцать пять, и восемьдесят – и тем, и другим есть, что вспомнить с тоской.


      Текст для анализа:

      Я сел напротив Герберта. Гаррик, осмотрев ещё раз зал с характерной угрюмостью, куда-то отошёл - я решил не волноваться и занялся полностью новым знакомцем. Он поглаживал ушиб на руке и смешливо щурился мне в лицо. "Добрая тропа, сэй,"- поздоровался я, принимая роль гостя. "Я вижу оба солнца,"- ответствовал Герберт. Улыбка его стала ещё шире, бакенбарды топорщились в стороны. Я несколько опешил оттого, что кто-то здесь, на Первой Ступени, знает обычай приветствия кочевых племён Запада. - Однако, странник, ты забыл, что сперва следует обнажить голову, - выражение лица Герберта эволюционировало в заинтересованность. - Нет, старик, это ты не знаешь, что Ковен официально разделил ритуалы и язык. Ты читаешь сводки? - Память пока верна мне, зачем мне читать о том, что я видел сам? Пожалуй, кое-где в исподнем у меня ещё остался песок Запада, хе-хе... Взгляд старика затупился, он, видимо, вспоминал что-то приятное, связанное с пустынным Западом. Я внимательнее осмотрел собеседника. Шрамы, неровные швы на плаще, морщины... На шее Герберта висел незнакомый медальон: серебристый диск, изрезанный без очевидного смысла линиями и кружками, исцарапанный и сколотый. - И всё-таки, молодая кровь, сними капюшон. Если мы собираемся стать друзьями, я хочу запомнить твоё лицо. - Тебе ли должно беспокоиться? Скажи лучше, пилигрим, что это за безделушка? Я думал, ты миссионер Создателя. Разве у вас нет табу на украшения? - Создатель - добрый бог, - Герберт откинулся на спинку скамьи и снял перчатку со здоровой руки, - А быть добрым - нелёгкое дело. Пожалуй, даже богу нужно иногда отдыхать - в созерцании верности, поощрении мудрости, наслаждении любовью. Будь у Творца одно лицо, едва ли его впустили бы во все дома - слишком многого не могут понять миряне из деяний Его. Безликого следует почитать не меньше Артиса. Не спрашивай и не смейся. Да, моя вера - ересь, и Понтифик осудил меня лично. Но ты же не из тех, кому есть дело до того, о чём судачат полоумные старики в разноцветных тряпках, я вижу. А ещё я вижу, что твой друг возвращается, и что у нас будет достаточно возможностей обсудить То-Что-Там и То-Что-Тут. Что ты пьёшь, молодая кровь? - Хотел бы я отведать кысума. Но придётся хлебать местный эль. Гаррик говорил, что он вовсе не туманит ума, это правда? - Иначе от этого благословенного места не осталось бы и камушка. Я кивнул и стянул капюшон. Подозрения не оправдались, Герберт и в самом деле оставил у меня впечатление непробиваемого добряка с претензией на остроумие. Но Гаррик вряд ли сразу доверится старику, и это хорошо. Значит, я могу делать что захочу - партнёр не даст мне оступиться. Мой низкорослый друг вскарабкался на скамью, незаметно положил мне в карман горстку монет. - Хозяйку зовут Алькерция и она разрешила нам остаться на пару дней. Её муж к тому же дал мне пару медяков. Почему ты вооружён? - Гаррик, видимо, решил не церемониться с новым знакомцем. Слова его прозвучали настороженно-тревожно. Герберт снисходительно улыбнулся. - Вы уже знакомы с Алькерцией. Горион, держатель сего заведения, позволил мне некоторые вольности. Прочтёте в сводках, - он кивнул в сторону пространства рядом с входной дверью, где на стене желтели берестяные листы. И ухмыльнулся. - Ты колдун? Я остолбенел. Гаррик, силясь возразить, захлебнулся словами. - Не беспокойся, дружище, мне всё равно. Я уже понадеялся найти в тебе собеседника на долгие вечера. Кем бы ты ни был для других, со мной ты в безопасности тут, - Герберт коснулся талисмана своего безлик-многоликого божества, - И, раз уж мальчишка не спешит обслужить нас, я, пожалуй, сам схожу за ужином. Доверьтесь моему опыту, и шесть замечательных яств станут началом крепкой дружбы. Ура? Гаррик уставился на Герберта. Я, уже успевший проникнуться к седому пилигриму доверием, развёл руками и неуверенно улыбнулся: "Ура, сэй."

      Вам понравился текст?
      Понравился

      Оцените, насколько текст соответствует заданию. Напишите, что вам нравится в нём, а что вы написали бы по-другому и почему. Постарайтесь уложиться в один комментарий:


        Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.


        [ Шаг третий ]: Приступаем к практике

        Пришёл ваш черёд выполнять практическое задание. Вспомните теоритические материалы, ещё раз перечитайте пример (автор: Сергей Довлатов «Филиал»), посмотрите на ваши комментарии в блоке "Анализ текстов" и приступайте. Удачи и вдохновения!

        Выполните задание

        Написать диалог, в котором участвуют два персонажа. Один из них литературный герой автора (то есть речь ведется от первого лица единственного числа «Я»). Второй участник разговора – его приятель (речь ведется от третьего лица единственного числа «Он» или «Она»). Речь ведется о боевой юности и ушедшем времени, о котором собеседники вспоминают весьма любовно. Возраст персонажей может быть любым – и двадцать пять, и восемьдесят – и тем, и другим есть, что вспомнить с тоской.

        Максимальный объем: 5000 знаков с пробелами.

        Войдите под своей учетной записью или зарегистрируйтесь, чтобы выполнить задание.



        Еще задания в школе писателя



        Внешность

        Он и я
        Создать описание внешности героя - портрет. Либо характеристику персонажа, описание его характера, особенностей его внутренней жизни. Приветствуется использование такого литературного приема как психологизм. Перейти к заданию

        Диалог-конфликт

        Он и я
        Написать диалог, участники которого конфликтуют друг с другом. Это может быть ссора, возникшая спонтанно (например, перепалка в общественном транспорте), это может быть давнее идеологическое противостояние героев или обычный горячий спор о том, что первично – курица или яйцо. Тема и повод для противостояния - любые. Перейти к заданию

        Для атмосферы

        Он и я
        Задача автора - изобразить состояние природы. Пейзаж может быть статичным или наоборот - отражать жизнь природы в динамике, например, смену времен года. Пейзаж может быть реалистичным или наоборот - отражать реалии выдуманного мира. Перейти к заданию


        Задания выполненные другими авторами:





        Добавить прозу
        Добавить стихи
        Запись в блог
        Добавить конкурс
        Добавить встречу
        Добавить курсы