Писатель Саша Готти про создание сюжетов, вдохновение и жанр фэнтези

17 Сентября
Редакция
19 минут на чтение

Писатель Саша Готти про создание сюжетов, вдохновение и жанр фэнтези

Автор более 15 бестселлеров в жанре городского фэнтези с суммарным тиражом 60000 экземпляров, Саша Готти рассказала Пиши.про о начале писательской карьеры, технологии создания сюжета, пользе чтения книг для писателей, о том, почему жанр фэнтези по-прежнему так популярен.

Рубрика «Как стать писателем»



Про издание первой книги



Редакция: Саша, расскажите о начале вашей писательской карьеры, о том, как создавалась первая книга. Возникали ли сложности с изданием первых рукописей? Как вы нашли своего издателя? 

        ‑ Я не собиралась делать никакой писательской карьеры. Вообще мне трудно было решить, чем я хочу по жизни заниматься. Получила и музыкальное, и художественное образование – а куда все это деть? Если погуглить в инете три слова «Ощущение умения летать» — найдется песня в виде клипа. Вот пример того, что я делала в те годы. Музыку писала и пела, находила ребят, которые анимировали клипы по моим сценариям. А еще писала какие-то главы книг, уже плохо помню, каких именно… и выкладывала в инет ради развлечения. И вдруг – как гром среди ясного неба. Письмо из серьезного издательства – хотим вас напечатать, вы готовы работать с нами? Так что это издатель меня нашел, и я этому рада. Сложностей с изданием книг не было. Написала – и напечатали. 

Р: А на каком сайте вы выкладывали главы, которые привлекли издателя, и что это были за фрагменты текста?

        ‑ Был у меня сайт в те времена, multer.ru. Там выкладывались мульты, мои песни, была там даже немаленькая аудитория. Но в какой-то момент меня потянуло просто так написать главу по мотивам приключений тех персонажей. Это был где-то 2008 год. Главу прочли, попросили продолжения. Так я выкладывала тексты, пока вдруг не получила письмо из издательства. Ту книгу я назвала «Фрир» и ее напечатали, а потом наступило затишье – я не собиралась дальше писать книги. 
        Потом нужно было что-то подписать по поводу тиража той книги, и я просто так приехала в издательство. И снова мне уже главный редактор задает вопрос – чего бы вам не написать еще что-то? Придумайте историю, которая нравится, откройте тему. 
        После того разговора я ехала домой и уже мысленно видела сцены, разговоры, персонажей… Так появилось начало саги о нечисти. Называлась она «День Вампира». Но когда я начала писать продолжение, редактор, которая вела мои книги, вдруг задает вопрос – стоп, а манера-то письма у вас почему поменялась? Взрослее стала вдруг! Переходите-ка в другую категорию. И «Влада и Заговор Тьмы» вышла уже для подростковой аудитории. 
        А в октябре этого года выходит седьмая часть саги под названием: «Влада. Время Теней», где вампиры и тролли, в первой части еще мальчишки и девчонки, стали взрослыми. Кстати, два месяца назад вышло седьмое переиздание первой Влады, где я дополнила историю. Еще никто в АСТе столько раз не переиздавался, насколько мне известно.



Про литературную учебу



Р: Как вы относитесь к профильному (так называемому литературному) образованию? Мешает вам его отсутствие или наоборот — помогает. 

        ‑ Мне не мешает, я свое литературное образование получила дома. В детстве постоянно болела, сидела дома и читала все, что попадало в руки. Классики литературы, фантастика, детские сказки – все раз по сто прочла. Гоголя почти наизусть: настолько меня очаровали «Вечера на хуторе близ Диканьки». Мысленно я была там, любовалась волшебными ночами и смеялась над проделками нечистой силы. А потом бегала с луком и стрелами по северным лесам вместе с Сат-Оком. Веселилась вместе с Карлсоном, путешествовала вместе с капитаном Немо… 
        Поэтому у меня есть какие-то знания, как нужно строить текст, но знания эти интуитивные. 

Р: Читаете ли вы книги для писателей? На ваш взгляд, способны они помочь начинающему автору? 

        ‑ И советы писателей, и книги для писателей я читаю очень охотно. Даже на тренинги писательские ходила, хотя на тот момент у меня уже третья книга была напечатана. Бывают у меня сложности с построением логики. Ох уж эта логика в романе на полмиллиона знаков! Вот «посыпалась» иногда логика, как карточный домик… и все. Это может подкосить автора, и собраться с духом и мыслями, дотянуть до ума роман бывает крайне трудно. 
        Как обходить эти подводные камни, как избегать переписывания книги почти полностью – могут помочь и тренинги, и книги для писателей. Могут что-то подсказать, но в конечном итоге все равно все эти советы нужно применять в соответствии со своим творчеством. Брать от них то, что нужно, самое ценное. 
        Например, как-то раз читаю я про метод «снежинки». И вдруг понимаю, что это хорошая штука. Ведь раньше начинаешь книгу, будто бы входишь в темную комнату искать черных кошек. Еще неясно, что дальше. А тут ты заранее в голове чертишь план, где заранее видишь финал. И мне этот метод помог. 
        Но и своя голова на плечах должна быть, конечно. Например, если пишут, что какой-то определенный жанр сейчас в моде, в тренде, не нужно срочно бросаться это писать, если душа не лежит. Надо искать свое.

Р: Есть ли у вас помощники маркетологи, юристы, специалисты по связям с общественностью, которые помогают вам в сотрудничестве с издательствами? Или вы ведете дела самостоятельно? 

        ‑ Наверное, многим хорошо известно, что в России писатели зарабатывают немного. Поэтому на такую команду денег нет. Зато есть друзья, которые помогают советами.



Про иллюстрации



Р: Помогло ли вам на начальном этапе (охотней ли с вами стало работать издательство?) и помогает ли вам сейчас то обстоятельство, что вы являетесь не только автором текста, но и художником, создающим иллюстрация к своим произведениям? 

        ‑ На начальном этапе я долго не могла нарисовать обложку книги «День вампира», а потом и первого издания «Влады». У меня академический был стиль рисования, а там надо такое что-то, яркое и броское. Пришлось недели за две освоить по онлайн-урокам рисование в фотошопе, пересмотреть множество обложек, вникать в суть. А насчет иллюстраций – я училась на отделении декоративной графики. Графика у меня всегда шла легко, иллюстрации к книге я создаю дней за пять-семь. И это удобно, наверное, для издательства.



Про технологию создания книг



Р: Расскажите о технологии создания книги. Как вы придумываете сюжет для новых историй? Как вы работаете над текстом?

        ‑ Сюжет появляется в голове, я его записываю, потом возвращаюсь к нему. Если дыхание от этого сюжета перехватывает – это оно. И если не показался бредом через пару дней – все хорошо, пойдет в работу. 
        Над текстом работаю кусками. Вижу яркую сцену главы и ее события – надо ее писать, даже если она через десяток глав после той, над которой только идет работа. Или вообще она финальная. Очень тяжело идет причесывание текста, когда вроде книга уже написана, а есть еще провалы в главах. В голове их вижу, а в тексте их еще нет. 

Р: Нужна ли вам определённая атмосфера? Возможно, особое время суток?

        ‑ Про атмосферу. Работаю больше вечером, ночью. Атмосфера тишины нужна, даже телевизор мешает. Помогают работать коты. Иногда отвлекусь от текста налить себе чашку кофе, возвращаюсь к ноутбуку, а там… Кот прошелся по клавиатуре, сам создал новый текстовый файл, и уже успел десяток-другой страниц написать. Если найдем кошачье издательство, будем издавать эти шедевры. 

Р: Бывают ли у вас периоды творческого простоя, когда работа не идёт? Например, не получается придумать новый поворот сюжета, не пишутся диалоги или просто нет желания браться за рукопись? Если такое случается, то как вы с этим боретесь? 

        ‑ Бывает разное. Хотя с диалогами как раз проблем нет. Обычно проблема с грандиозной дракой в финале.
        Хотя иногда происходит странная вещь. Вроде как тупик, что случается нередко. Сидишь, терзаешься, сходишь с ума. Потом проходит время – и раз, всплывает в голове сцена нужная. Уже с готовыми диалогами, даже со всей обстановкой. Будто подсказал ее кто-то. Я быстро записываю, а за ней уже следующая в голове мелькает. 
        А вот бороться с выгоранием (я так понимаю, что речь об этом) очень тяжело. Чаще оно происходит не от отсутствия сюжетов, а когда на писателя наваливается безысходность. Бывает. Кажется, что работа неблагодарная, сложная, иногда невыносимая. Опускаются руки, застревает на середине книга, и все… 
        Тогда приходит особенное такое злобное вдохновение, которое я нарисовала в комиксе. Да-да, я и комиксы умею, когда хочу. Вот это – реально помогает от депрессии. 

Р: Где вы черпаете вдохновение? 

        ‑ Вдохновенским ведром во вдохновенском колодце )



Про фэнтези



Р: Ваш мир — фэнтезийный. Кого из авторов фэнтези вы считаете своим вдохновителем?

        ‑ Очень нравится читать Лукьяненко, Стругацких люблю читать с детства. 

Р: Как вы считаете, почему жанр фэнтези с момента его появления до сих пор продолжает оставаться столь популярным? 

        ‑ Потому что многие сталкиваются в своей жизни с мистикой. Но она обычно мелькнет и ускользает. 
        Вот, например, любая мистическая передача строится по одному принципу. Где-то мелькнула тень йети, привидение кто-то увидел, НЛО пролетело. Но ничего никогда не доказано наверняка. Всегда в конце знак вопроса и дежурная глубокомысленная фраза: «так если ли они, эти таинственные…» и так далее. Ну, сколько можно? Писатель-фантаст берет и разворачивает тему, показывая подводную часть айсберга, который только померещился, коснулся холодным боком человека. Тот вздрогнул, очнулся, огляделся по сторонам – что это было?! Что я видел?.. А нету уже ничего. Остается читать и думать. 

Р: Что появилось раньше: тайный мир и герои или сюжет, сама история? 

        ‑ Философский вопрос. Оба варианта ответа будут правильными/неправильными.

Р: Сегодня большая часть вашей читательская аудитория — это довольно молодые люди. И ваши истории повествуют о девушках и юношах. Создавая подобных главных героев, вы ориентировались на определённую читательскую аудиторию? Или это произошло неосознанно? 

— Мне хотелось начать настоящую сагу, историю, которая начинается с подросткового возраста героини. Меня влекла эта история. Начать ее с обычного августовского вечера в обычном питерском дворе, перед самым началом учебного года. Я сама росла во дворе-колодце в центре Петербурга, в старинном и мистическом доме. Там и призраки были, и полтергейст бушевал, и чего только не мерещилось жильцам. Я просто не могла не написать эту историю… 
        А дальше оставалось вспоминать собственные шишки, которые я набивала при общении со сверстниками. Свои ошибки, ощущения, первые влюбленности, расставания, слезы. Все пригодилось! 

Р: Что делает ваши истории популярными: любовная линия, мистика, яркие герои, узнаваемые жизненные реалии или что-то другое? 

— Откуда мне знать? Читателям виднее. Подозреваю, что во многом виноват тролль Егор Бертилов. Или нет, вампир Гильс Муранов. А может, валькер Димка Ацкий? Да и без домового Дини Ливченко явно не обошлось… 

Р: Есть ли у вас желание выйти за рамки жанра фэнтези, написать реалистическую историю?

— Странное разделение на реальность, где нет ничего мистического и будто бы некую фантазию, которую придумывают писатели. А если я, к примеру, своими глазами видела полтергейст, который был в моем доме? Если я захожу спокойно в астрал, который большинство до сих пор считают выдумкой, а он – реален? И многое такое, о чем я лишь вскользь упоминаю в своих книгах. Я-то знаю, что это реально, но что такое наша реальность?