Пиши .про для писателей

Организатор Чемпионата поэзии им. Владимира Маяковского о слэмах, сцене, барах, поэтах-актерах и поэтических корпоративах.


Организатор Чемпионата поэзии им. Владимира Маяковского о слэмах, сцене, барах, поэтах-актерах и поэтических корпоративах.

Искусствовед, историк дизайна, старший преподаватель СПбГУПТД, организатор Чемпионата поэзии им. Владимира Маяковского Наталья Каш рассказала о том, как современные поэты борются за сценическое первенство и зачем они это делают.

Беседовала Елизавета Васильева



«Мы удерживаемся посередине между поэзией баров и официальной историей»



‑ Литературный критик, учредитель литературного конкурса «НацБест» Виктор Топоров утверждал, что присуждение литературной премии неизвестному автору-прозаику автоматически делает из него суперзвезду. То есть участие в конкурсе для прозаика – это путь к славе. Поэтические соревнования – это совершенно другая история. Как вы считаете, для чего современные поэты участвуют в слэмах, чемпионатах, фестивалях: это возможность высказаться, попасть в среду единомышленников, войти в литературное сообщество или проложить путь к известности?
‑ Всего понемногу. Конечно, с поэтами не так, как с прозаиками, это другая история. Но по статистике мы знаем, что победители наших чемпионатов предыдущих сезонов побеждали потом и в других конкурсах. И поскольку чемпионат длится целый год, и мы проводим для участников матер-классы, помогаем подобрать программу, то в каком-то смысле чемпионат ‑ это путь мастерства. Мастерство поэтов растет – и это видно, когда следишь за участником от отбора до финала. Поэты начинают чувствовать уверенность в своих силах. Это для них очень важно. Мы проводили опрос, спрашивали, зачем вы идете на чемпионат, что он вам дает ‑ больше всего ответов было про атмосферу. И мне кажется, это самое важное. Атмосфера очень дружелюбная, праздничная, здесь можно высказаться, можно не бояться, не переживать. Хотя и жюри у нас тоже разное, и критики попадаются суровые. Но поэты идут к нам за атмосферой. И у нашего петербургского чемпионата есть одна очень важная фишка: мы удерживаемся посередине между поэзией баров, этаким алко-стилем и официозом. У нас с одной стороны, неформально, а с другой – алкоголический флер не присутствует.
‑ То есть чемпионат – это площадка, которая позволяет общаться всем?
‑Да. Потому что все поделилось на междусобойчики: кто-то выступает в барах, кто-то в официальных историях, и когда те и другие приходят к нам, то спокойно общаются. И вроде бы они из разных лагерей, но чемпионат – это территория единения, дружеского общения.
По поводу того, что все разделилось ‑  мне кажется, это связано с происходящим в стране и государстве. В каком-то смысле у нас цензуры стало больше. Поэтому многие идут в бары. Бары открыты, и они готовы принимать поэтов. И то, что у нас есть такая культура и жизнь – это очень классно. Это такой формирующийся андеграунд. Но, мне кажется, эта культура тоже имеет свои минусы. Как минимум подорванное здоровье.
‑ Как вы считаете, это в первую очередь про поэзию или речь идет о социальных, политических мотивах, которыми руководствуются авторы,  идущие в бары? Может, они просто ищут возможности свободно высказаться?
‑ Это, конечно, в первую очередь, про поэзию и про желание высказаться, но литературно. К сожалению, не любое литературное высказывание сейчас возможно. Ну, а на это главное стремление уже другие идеи накручиваются.



«Если чего-то нет, сделай сам»



‑ В этом году проходит пятый сезон чемпионата. Расскажите про историю возникновения. Как вы появились и с чего все началось?
‑ Ответ прост: если чего-то нет, сделай это сам. В 2014 году уже известный на тот момент Джамиль Нилов пришел и предложил сделать что-то необычное: поэтическую историю со спортивной структурой. Я, конечно, с радостью согласилась, и осенью, не имея ничего, кроме желания, мы начали делать чемпионат. Постепенно он набирал силу, обрастал репутацией и людьми, которые нас поддерживали. Люди – это отдельная, магическая, волшебная история, ведь чемпионат некоммерческий, и у нас нет источников финансирования, кроме небольших вливаний библиотеки [чемпионат проходит в Центре искусства и музыки ЦГПБ им. В.В. Маяковского], и это удивительно, что люди приходят и готовы работать, просто потому что это им нравится. Проект живет, проект развивается, и мы гордимся этим.
‑ Сейчас чемпионат проходит не только в Петербурге, но и в других городах. Как вы это организуете?
‑ У нас сетевая история. Сетевая не в том смысле, как бывают сетевыми кафе, а в смысле отношений. У нас не вертикальная иерархия, и нет жесткого лидера, который всех контролирует, мы никому не подчиняемся, у нас, скорее, горизонтальная сеть единомышленников, и все решения мы принимаем более-менее совместно. Конечно, это трудно – собрать всех и выступить единым фронтом, но тем не менее, несмотря на эти сложности, дело живет. Мы так или иначе курируем чемпионаты, которые идут в регионах. Но не диктуем, что и как им делать, а оказываем организационную поддержку. Высылаем документы, предоставляем логотипы, чтобы было единообразие.
‑ В регионах чемпионаты проходят тоже на базе библиотек?
‑ У нас была цель создать литературные сообщества рядом с библиотекой, поскольку это естественно, и так складывалось исторически, что поэтысуществовали рядом с библиотеками. И мне кажется, это хорошая традиция, которую нужно продолжать. Но не везде мы сотрудничаем с библиотеками, в некоторых городах независимые площадки принимают Чемпионат.
‑ Расскажите про сборники, которые вы издаете.
‑ Мы издаем сборники с самого первого года проведения чемпионата, сейчас в них входят тексты всех финалистов из всех регионов. Это большой трехсотстраничный сборник. И отдельно мы издаем авторский сборник финалисту. Быть чемпионом поэзии в Петербурге – это почетно, это не только присуждение звания и вручение кубка, но еще и печать авторского сборника. Хотя с прошлого года мы ввели новую систему и предложили победителю выбирать: печать авторского сборника или организация спектакля или концерта. Дело в том, что не у всех поэтов, особенно молодых,  хватает материала на книгу. И для тех участников, кто особенно хорош в подаче, актуальней будет личное выступление. Так, в прошлом году финалист Федя Чупин выбрал сценическую версию, он будет готовить свой спектакль.



«Чемпионат дает понимание того, как делать классно»



‑ А что происходит с вашими победителями? Как участие в чемпионате влияет на их литературную судьбу?
‑ Например, поэт Труба занял второе место на нашем Чемпионате 2017 года, а в этом году он взял Русский Слэм. Для нас это было очень приятно. Он, конечно, очень талантливый автор. И очень почетно то, что он поедет отстаивать честь страны во Францию. Конечно, нельзя утверждать, что это только вклад Чемпионата, и мы повлияли на поэта – он сам по себе очень яркий, колоритный, талантливый. Как опыт Чемпионат очень ценен, поскольку дает уверенность на сцене и понимание того, как делать классно. Чемпионат – это все-таки про сценическую поэзию, и ощущение контакта с публикой, ощущение того, что я на сцене, и мне нужно делать зрелищно, нужно делать так, чтобы зал загорелся, это, конечно, взращивает актера в поэте.
‑ Сценическая поэзия – это особая тема. Но помимо поэтов, готовых к публичным выступлениям, к вам, скорее всего, приходят поэты, которые традиционно пишут в стол. Как им быть? Можно ли взрастить в себе это умение – выступать перед публикой?
‑ Конечно, можно. Мне кажется, опыт многих-многих поколений поэтов ‑ он именно про это. Главное – просто прийти. А потом праздничная, дружелюбная атмосфера, поддержка участников, стоящих плечом к плечу, с одной стороны, конкурирующих,  с другой –но играющих в одну игру – все это помогает адаптироваться новому участнику. Ну, а потом все поэты, даже имеющие за плечами богатый опыт выступлений, волнуются перед выходом. Это нормально. Даже они сталкиваются с неожиданными конкурсными заданиями: например, не все умеют писать экспромты, и для кого-то это тоже может стать камнем преткновения. Тем не менее мы считаем, что это самый живой конкурс: на заданную тему в течение полутора часов участники должны написать текст. И публика это любит. Любопытно, что на этапе выполнения этого задания иногда создаются самые яркие тексты.
‑ Перед полуфиналом и финалом вы проводите мастер-классы для участников.
‑ Кполуфиналу доходят примерно десять человек, и такой небольшой группой они участвуют в мастер-классах. С ними работают профессиональные режиссеры. У нас есть дружественные режиссеры, например, Сергей Зареченский, который возглавляет Молодежный любительский театр «Больше пяти». И у нас проходит программа, которая называется «Театральная лаборатория»: здесь, в Библиотеке им. Маяковского, где проходят все этапы чемпионата, мы показываем театр изнутри, ребята участвуют в мастер-классах и овладевают мастерством сценических выступлений.



«Мы про шоу. Хорошее, качественное и поэтическое»



‑ То есть поэту обязательно нужно не только талантливо писать, но и эффектно выступать, иначе он не победит?
‑ Да, условный Бродский у нас, наверное, отсеялся бы. Не потому что это плохая поэзия, а потому что у нас все-таки сценическая поэзия, и для эффектного выступления важна яркая подача. Мы этого не скрываем, и некоторые нас за это критикуют, мол мы не про поэзию. Да, мы не только про поэзию, а про шоу. Но хорошее, качественное, поэтическое шоу.
‑ То есть конкурентным преимуществом участника будет эффектный внешний вид, использование атрибутики?
‑ Если ребята приходят в каком-то художественном образе, в приготовленном костюме, то это может добавить им баллов.
‑ Какой костюм был самым необычным?
‑ Знаете, столько всего у нас было: от котелков и бархатных смокингов до выступления мимов с раскрашенным лицом и японских историй – поэтому довольно сложно выбрать самый яркий образ. Все творческие люди, приходящие к нам, так или иначе себя проявляют, и это очень классно. А иногда и без костюма, на личной харизме получается ярче выступить. Кто-то берет с собой группу поддержки, это тоже приветствуется: когда на сцене есть люди, помогающие сделать перфоманс, обеспечить музыкальное сопровождение, это всегда производит впечатление, иногда более сильное, чем костюмированное выступление.
‑ Каков залог успеха поэта, выступающего на сцене?
‑ Самое главное – это искренность и проживание этого момента на сцене. И публика, и жюри это чувствуют, на эту искренность реагируют.
‑ А литературный аспект? На сам текст обращаете внимание?
‑ Да, это дело жюри. Жюри, конечно, оценивает и форму, и содержание, и подачу. Это три основных критерия, по которым мы оцениваем выступления. Мы стараемся подбирать жюри по принципу разнообразия. Чтобы в одном составе жюри был человек из литературы, который может оценить и форму и содержание, человек от искусства, который оценивает подачу, и кто-то от театра, который тоже оценивает подачу и игру. Мы предоставляем жюри стихи в печатном варианте, чтобы была возможность познакомиться с текстом глазами. И у нас есть члены жюри, которые сотрудничают с нами на протяжении нескольких сезонов, и многим нравится, что это не только про поэзию, но и про шоу.
‑ То есть к вам приходят особые поэты, наделенные не только литературным талантом, но и обуреваемые желанием выступать, делать перфоманс?
‑ Если обобщать, то это, наверное, больше история про актера. Такое ощущение: я актер по жизни, и где-то я буду играть в спектаклях, где-то участвовать в концертах, а где-то выступать с поэзией, потому что хочется делиться своими текстами через живое общение, которое многих будоражит. И многие выходят на сцену, чтобы получить эту особую энергию зала.
‑ Им нужна известность?
‑ Не всегда это погоня за известностью. Мне кажется, это живая история про обмены энергиями, впечатлениями, творчеством.
‑ На ваш взгляд, может сегодня поэт состояться без сценический выступлений?
‑ Конечно, может. Пускай все цветы цветут. Разнообразие – это самое лучшее, что может быть в искусстве.
 



«Поэтические выступления – альтернатива корпоративам»



‑ Каковы ваши дальнейшие планы? Чего бы вам хотелось?
‑ Я сейчас буду банальна в человеческом и продюсерском планах – хочется стабильности. А для достижения стабильности, нужна финансовая составляющая. Мы хотели бы быть уверены, что закажем кубки и сможем угостить наших поэтов кофе. Хочется улучшать качество: обеспечить чемпионат отличным звуком, специальным сценическим светом, чтобы мы могли создавать атмосферу не только с помощью людей, но используя и современные технические средства. И лично мое устремление сейчас – это заключение постоянных партнерских связей, таких, чтобы мы могли быть полезными друг другу.
‑ Каким образом?
‑ У нас есть интересная задумка, которая еще не реализовалась полностью: мы как организаторы можем делать яркие поэтические вечера, которые станут альтернативой корпоративам. Есть возможность делать мероприятия «под ключ» и под запрос заказчика. Мы можем интересно организовать досуг людей и сделать это необычно, красиво и культурно. Мне кажется, это такая точка соприкосновения, на которой могли бы вырасти хорошие партнерские взаимоотношения.
‑ А как вы считаете: современному человеку нужна поэзия? Время и люди, конечно, сильно изменились: и если в 90-е и в начале нулевых не было традиции публичных поэтических выступлений, то сегодня поэзия стала вновь востребована. Но нужна ли она всем?
‑ Мне казалось, что стремление к красоте ‑ это имманентное свойство. Это свойство может быть разного градуса, разного уровня, но есть у каждого человека. То есть любой человек хочет видеть красивое, потреблять красивое, он хочет красивого в том числе и на слух. Поэтому поэзия нужна всегда.

 






Вам могут быть интересны похожие материалы




Комментарии ()