Средства создания образа

29 Июня
Редакция
15 минут на чтение

Средства создания образа

Средства создания образов помогают писателю раскрыть свой замысел, сделать персонажей зримыми, донести центральную идею до читателя, передать настроение — то есть создать целостный художественный образ в произведении. Средствами создания образа выступает речевая характеристика героя (диалог, монолог, внутренний монолог), взаимохарактеристика персонажей, авторская характеристика (портрет, пейзаж).

Рубрика Теория литературы



Художественные средства создания образов:



  1. Речевая характеристика героя, которая включает в себя монолог, диалог и внутренний монолог.
       Монолог – речь персонажа, обращенная к другому персонажу или к читателю без расчета на ответ. Монологи особенно характерны для драматургических произведений – один из самых знаменитых – монолог Чацкого из «Горя от ума» Грибоедова. В монологе, как правило, герой высказывает свои идеи, созвучные авторским, а иногда авторская позиция полностью отражается в монологе героя. Подчас монологи носят обличительный характер, призваны открыть глаза окружающим на какие-то проблемы действительности, обнаруживают имеющиеся противоречия, обозначают болевые точки общества.

Для иллюстрации полностью приводим текст монолога Чацкого «А судьи кто?..» из комедии Грибоедова «Горе от ума»:

(действие II явление 5)

А судьи кто? — За древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима,
Сужденья черпают из забытых газет
Времен Очаковских и покоренья Крыма;
Всегда готовые к журьбе,
Поют все песнь одну и ту же,
Не замечая об себе:
Что старее, то хуже.
Где? укажите нам, отечества отцы,
Которых мы должны принять за образцы?
Не эти ли, грабительством богаты?
Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,
Великолепные соорудя палаты,
Где разливаются в пирах и мотовстве,
И где не воскресят клиенты-иностранцы
Прошедшего житья подлейшие черты.
Да и кому в Москве не зажимали рты
Обеды, ужины и танцы?
Не тот ли, вы к кому меня еще с пелён,
Для замыслов каких-то непонятных,
Дитёй возили на поклон?
Тот Нестор негодяев знатных,
Толпою окруженный слуг;
Усердствуя, они в часы вина и драки
И честь и жизнь его не раз спасали: вдруг
На них он выменил борзые три собаки!!!
Или вон тот еще, который для затей
На крепостный балет согнал на многих фурах
От матерей, отцов отторженных детей?!
Сам погружен умом в Зефирах и в Амурах,
Заставил всю Москву дивиться их красе!
Но должников не согласил к отсрочке:
Амуры и Зефиры все
Распроданы по одиночке!!!
Вот те, которые дожили до седин!
Вот уважать кого должны мы на безлюдьи!
Вот наши строгие ценители и судьи!
Теперь пускай из нас один,
Из молодых людей, найдется: враг исканий,
Не требуя ни мест, ни повышенья в чин,
В науки он вперит ум, алчущий познаний;
Или в душе его сам бог возбудит жар
К искусствам творческим, высоким и прекрасным,—
Они тотчас: разбой! пожар!
И прослывет у них мечтателем! опасным!!! —
Мундир! один мундир! он в прежнем их быту
Когда-то укрывал, расшитый и красивый,
Их слабодушие, рассудка нищету;
И нам за ними в путь счастливый!
И в женах, дочерях к мундиру та же страсть!
Я сам к нему давно ль от нежности отрекся?!
Теперь уж в это мне ребячество не впасть;
Но кто б тогда за всеми не повлекся?
Когда из гвардии, иные от двора
Сюда на время приезжали:
Кричали женщины: ура!
И в воздух чепчики бросали!"



       Диалог– речевое общение между действующими лицами, которое в свою очередь, служит способом характеристики персонажа и мотивирует развитие сюжета. То есть герои обмениваются репликами, которые 1) позволяют составить о них, героях, определённое представление, 2) и продвинуть историю: обнаружить новые обстоятельства, открыть возможность для новых поворотов сюжета.

       Посмотрим, каким образом диалог помогает дать характеристику героям на примере романа Булгакова «Мастер и Маргарита»:

Да, следует отметить первую странность этого страшного майского вечера. Не только у будочки, но и во всей аллее, параллельной Малой Бронной улице, не оказалось ни одного человека. В тот час, когда уж, кажется, и сил не было дышать, когда солнце, раскалив Москву, в сухом тумане валилось куда-то за Садовое кольцо, – никто не пришел под липы, никто не сел на скамейку, пуста была аллея.
– Дайте нарзану, – попросил Берлиоз.
– Нарзану нету, – ответила женщина в будочке и почему-то обиделась.
– Пиво есть? – сиплым голосом осведомился Бездомный.
– Пиво привезут к вечеру, – ответила женщина.
– А что есть? – спросил Берлиоз.
– Абрикосовая, только теплая, – сказала женщина.
– Ну, давайте, давайте, давайте!..
Абрикосовая дала обильную желтую пену, и в воздухе запахло парикмахерской. Напившись, литераторы немедленно начали икать, расплатились и уселись на скамейке лицом к пруду и спиной к Бронной.


         В этом коротком диалоге, в котором с «женщиной в будочке» по очереди разговаривают Берлиоз и Бездомным перед нами предстают образы двух героев: один просит нарзану, подгоняет будочницу нетерпеливым «ну, давайте, давайте, давайте!»; а другой сиплым голосом просит пива.

       Внутренний монолог – речевая партия героя, обращенная к самому себе и произносимая «про себя», не вслух. Например, внутренний монолог Андрея Болконского под небом Аустерлица в «Войне и мире» Толстого.
В некоторых произведениях персонаж сам рассказывает о себе в форме устного рассказа, записок, дневников, писем. Этот прием, например, используется в повести Толстого «После бала».

Посмотрите, как это реализовано вовнутреннем монологе Андрея Болконского «Небо Аустерлица» («Война и мир» Толстого):

(том 1, часть 3, глава XVI)

«Что это? я падаю! у меня ноги подкашиваются», – подумал он и упал на спину. Он раскрыл глаза, надеясь увидать, чем кончилась борьба французов с артиллеристами, и желая знать, убит или нет рыжий артиллерист, взяты или спасены пушки. Но он ничего не видал. Над ним не было ничего уже, кроме неба, – высокого неба, не ясного, но всё-таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нём серыми облаками. «Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, – подумал князь Андрей, – не так, как мы бежали, кричали и дрались; совсем не так, как с озлобленными и испуганными лицами тащили друг у друга банник француз и артиллерист, – совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, что узнал его наконец. Да! всё пустое, всё обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава богу!..»



  1. Взаимохарактеристика, когда один персонаж рассказывает о другом (взаимохарактеристика в гоголевском «Ревизоре»). При этом герои могут характеризовать друг друга не сразу же, в одной и то же время, а на большой временной дистанции. Характеристика героя, которая дается не автором, а вложена в уста персонажа, позволяет составить более полное представление о том, кого характеризуют. При этом, давая возможность каждому персонажу охарактеризовать героя, автор добивается полифонии мнений, иногда различных и даже подчас противоречивых, но помогающих читателю представить тех, кто высказывается, так и о тех, кого описывают.
  2. Авторская характеристика, когда автор рассказывает о своем герое. Так, читая «Войну и мир», мы всегда чувствуем отношение автора к людям и событиям. Оно раскрывается и в портретах действующих лиц, и в прямых оценках-характеристиках, и в авторской интонации.

       Портрет– изображение в литературном произведении внешности героя: черт лица, фигуры, одежды, позы, мимики, жеста, манеры держаться. В литературе часто встречается психологический портрет, в котором через внешность героя писатель стремиться раскрыть его внутренний мир (например, портрет Печорина в «Герое нашего времени», портрет Жоржа Дюруа в «Милом друге» Мопассана).

Портрет Григория Печорина в «Герое нашего времени»: 



"… карие глаза <...> Во‑первых, они не смеялись, когда он смеялся! Вам не случалось замечать такой странности у некоторых людей?.. Это признак – или злого нрава, или глубокой постоянной грусти. Из‑за полуопущенных ресниц они сияли каким‑то фосфорическим блеском, если можно так выразиться. То не было отражение жара душевного или играющего воображения: то был блеск, подобный блеску гладкой стали, ослепительный, но холодный;




         Пейзаж– изображение картин природы в литературном произведении. Пейзаж также часто служил средством характеристики героя и его настроения в определённый момент (например, пейзаж в восприятии Гринева в «Капитанской дочке» Пушкина перед посещением разбойничьего «военного совета» принципиально отличается от пейзажа после этого посещения, когда стало ясно, что пугачевцы Гринева не казнят).

Пейзаж — изображение бурана в повести Пушкина «Капитанская дочка». Буран здесь становится символом пугачевской вольницы:



«Ямщик поскакал; но все поглядывал на восток. Лошади бежали дружно. Ветер между тем час от часу становился сильнее. Облачко обратилось в белую тучу, которая тяжело подымалась, росла и постепенно облегала небо. Пошел мелкий снег — и вдруг повалил хлопьями. Ветер завыл; сделалась метель. В одно мгновение темное небо смешалось со снежным морем. Все исчезло. «Ну, барин, — закричал ямщик, — беда: буран!»… Я выглянул из кибитки: все было мрак и вихорь».




         




Вам могут быть интересны похожие материалы



Вопросы и комментарии



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.